ewfwefwe

То чувство, когда у тебя роман с лучшей подругой. Часть первая

Мода Текст:

sassa

Фото: Валерия Баранова
Однажды ты обнаружишь, что между тобой и твоей подругой нечто большее, чем милое дружеское общение, но, как говорится, будет уже слишком поздно.

asdasd

Я выбрала ее почти случайно. Оглядев забитую до отказа аудиторию, я увидела одно свободное место. Девочка в зеленой кофточке показалась мне знакомой. Я вежливо спросила: не занято ли? И села рядом. Общаться с ней (назовем ее Наташа) было одно удовольствие. Пока я задавала ей вежливо-дружественные вопросы, она отвечала. Очень разнообразно: да, нет, не знаю. Когда моя фантазия заканчивалась, то мы замолкали обе. В общем, Наташа была идеальной собеседницей. Но, как известно, все в жизни надоедает, даже счастье. Даже такое счастье, как Наташа. И я отправилась социализироваться и устанавливать контакты, т.е. знакомиться. Наташа заметила мое отсутствие и заговорила. С тех пор преимущественно говорила она. Выходя из метро, я знала, что через двести пятьдесят восемь шагов мы синхронно застучим каблуками в сторону института уже по тротуару, и Наташа заведет свою «шарманку». «Шарманка» всегда начиналась одинаково: фразой «Ну п**дец». П***дец каждый раз был один и тот же, но с разными героями. Для меня эта Наташина «шарманка» по утрам была таким же атрибутом уюта, как чашечка кофе. Ритмичная ходьба упорядочивала мысли в моей голове, Наташина болтовня этому процессу не мешала.
Когда Наташи рядом не было, сокурсники доставали меня расспросами о том, как я могу общаться с этой высокомерной нелюдимкой. Я только улыбалась в ответ. Они и не подозревали, какой чудесный подарок моя Наташа. Видимо, потому, что только я знала, что с ней можно не только прилежно записывать лекции, но и отменно поржать. Над сокурсниками, естественно.
Мне казалось, что мы идеальная пара. Но, оказывается Наташа, так не считала. Регулярно осенью она устраивала мне бойкот: с ровного места переставала со мной разговаривать. Недели на две. Моя реакция всегда была одинаковой: дзен-буддийской.

safsadfsa

Ее истерики заканчивались и она возвращалась. В эти моменты меня напрягала не столько Наташа, с ее фирменным выражением лица: «Мы незнакомы», сколько общественность. Отношения между девушками в юношеском возрасте, как оказалось, часто напоминают полноценный роман: с ревностью, истериками, ссорами, примирениями. Разве что без секса.
Так вот, для аудитории ты и твоя подруга ячейка общества. Даже если ты общаешься со многочисленным количеством людей, пара есть у каждого. По крайней мере, условная. И когда Наташа в очередной раз истерила, и уходила от меня (не смеяться! Хотя смейтесь, что уж тут), демонстративно отсаживаясь в противоположный конец аудитории, мне стоило неимоверных усилий как-то скрывать наши периодически разводы и размолвки. Ибо я очень уставала от вопросов из серии: «Вы с Наташей больше не вместе?». Мне было и смешно и не очень, одновременно.
Как то она высказала мне, что если я не подхожу и не спрашиваю: «Что случилось?», то мне на нее плевать.


sdsds

Тогда я начала понимать некоторых мужчин. Потому что, когда я спрашивала у нее: «Что случилось?», она, поджав губки отвечала: «Ничего». Ну, раз ничего, так ничего. По ее мнению я сама должна была догадаться о том, какой великий промах я совершила.
Я всегда была стабильна, потому что Наташа меня устраивала по всем параметрам – мне было с ней и интересно и весело. И я никогда не упрекала ее за ее истерики, пусть и временные. Наташа же металась, как муха на стекле, пытаясь обидами изменить меня, как часто женщины поступают со своими мужчинами.
Когда мы с приятелем по-дружески сплетничаем под Courvoisier, и он, рассказывая об очередных выкрутасах женщин, сокрушается фразой: «бабы дуры», я понимающе киваю, искренне

 цувцувПродолжение следует

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*